Срочная служба на новой земле

Новая земля служба в армии 2020 год – На гражданке

Срочная служба на новой земле

11.02.2020

«Майор, пытаясь показать ситуацию встречи с хищником, кидал перчатки в сторону шеренги»

НАЧАЛО СЛУЖБЫ

Путь на Новую Землю для призывников начинается со сборного пункта в Архангельске. Здесь все происходит, как и в любом другом сборном пункте по всей России: призывники проходят медкомиссию, получают электронный военный билет, переодеваются в форму. Затем следуют проводы с торжественными речами, плачущими родственниками, девушками, которые обещают ждать…

А дальше все зависит от погоды — она на архипелаге капризна как ребенок. Ждать подходящих для вылета метеоусловий иногда можно неделями. Пацаны, уже получившие воинское звание рядовой, особо не переживали, шутили: солдат спит — служба идет.

На этот раз «добро» от небесной канцелярии было получено относительно быстро — всего через три дня.

Работяга Ил‑76, на котором новобранцам предстояло отправиться к месту службы, выкатился на «взлетку» и опустил рампу. В это время над аэродромом сгустились тучи — и хлынул дождь.

Накинув капюшоны зимних курток, ребята, которые к тому времени уже выстроились перед Илом в три шеренги, с тревогой заглядывали в брюхо военно-транспортного монстра.

Было заметно их волнение: подавляющее большинство из них до этого дня на самолетах вообще не летали, а если и летали, то гражданскими, оснащенными обычными креслами. Здесь же перед ними стоял двухпалубный транспортник, внутри которого они увидели нескончаемые ряды скамеек вдоль бортов и даже под крышей…

— Я вообще на самолете только один раз летал. В Турцию, — улыбается один из новобранцев — Глеб Огородников. — Здесь все по-другому. Сиденья другие, да и вообще…

Глеб рассказал, что о своем месте службы практически ничего не знает. Он, коренной архангелогородец, дома его ждут семья и любимая девушка.

— Думаю, на Новой Земле будет похолоднее, чем в Архангельске, — предположил он. — На службе, говорят, много маршировать придется, а еще говорят, там белого мишку можно увидеть…

Вместе с молодым пополнением на Новую Землю отправлялся и епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков. Владыка летел на архипелаг, чтобы освятить крест, установленный военными на небольшом островке, названном Патриаршим.

— Ничего, ребятки, дождь нам в помощь, — успокаивал священнослужитель.

Перед самым вылетом владыка провел службу и прямо под дождем окропил ребят еще и святой водой.

Раздалась команда на посадку. Пассажиры Ил‑76 поудобнее расселись на непривычно жестких сиденьях, заняв все места, и самолет, тяжело разбежавшись по полосе, взял курс на Новую Землю.

Питание у солдат и офицеров здесь усиленное, по специальным арктическим нормам.

БЕЛЫЕ МЕДВЕДИ И АРКТИЧЕСКАЯ «ЦИФРА»

Попадая на архипелаг, понимаешь, насколько все же огромна наша страна. Вылетел ты вроде из холодного, но лета, а приземлился в теплую, но зиму. Первое, что бросается в глаза на Новой Земле, — сугробы в человеческий рост рядом со взлетной полосой.

— Хорошее у вас лето, малосугробное, — пошутил один из офицеров, прилетевших из Москвы.

По словам встречающих, обычно к этому времени снег уже сходит, однако аномально холодное лето выдалось и на архипелаге. Май и июнь «порадовали» сильнейшими ветрами, снегом и другими погодными катаклизмами.

На Новой Земле новобранцев встретил командир Центрального полигона полковник Андрей Синицын.

— Здесь не конец земли, здесь начинаются величайшие просторы нашего государства.

Я уверен, что весь личный состав, прибывший на доукомплектование Центрального полигона, с честью и достоинством выполнит свой воинский долг и все живые-здоровые вернутся к своим родным и близким.

Еще раз поздравляю вас с прибытием на Центральный ордена Ленина и ордена Суворова полигон Российской Федерации, — поприветствовал молодое поколение офицер.

Затем ребят посадили в «КамАЗы» и повезли в поселок Белушья Губа, который считается столицей Новой Земли. Здесь в первый день заполярной службы их познакомили с армейским бытом и спецификой местной жизни.

Особенностей, конечно, здесь хоть отбавляй. Полярный день, к примеру, длится 90 дней, а полярная ночь — 70. Погожий солнечный день — большая редкость. Как правило, небо затянуто тяжелыми, свинцовыми тучами.

Климат суровый, морозы зимой, бывает, доходят до -40 градусов, а с учетом сильного ветра, который дует здесь практически постоянно, выдерживать их очень сложно. Рассказывают, что одного из офицеров, который вышел на улицу, когда там бушевала буря, буквально тут же сдуло как пушинку.

Он чудом уцепился за трубу рядом со зданием и повис на ней, как флаг. Хорошо, что помощь подоспела вовремя. С трудом его затащили в безопасное место. Руки сорвал в кровь, но жив остался и после лечения продолжил службу. Поэтому при сильных ветрах выходить из зданий категорически запрещено.

Умеренным здесь считается ветер до 25 метров в секунду. На такие порывы, как правило, внимания не обращают и даже водят детей в садик.

Представляют опасность хозяева острова — белые медведи. Конечно, в зоопарке эти животные, занесенные в Красную книгу, вызывают только возгласы умиления, но на Новой Земле представляют смертельную угрозу.

Поэтому прибывших на архипелаг обучают необходимым мерам безопасности при встрече с этим арктическим хищником. Ликбез был прочитан и вновь прибывшим бойцам.

Первое правило — поодиночке никогда и никуда не ходить.

— При встрече с белым медведем нельзя делать резких движений, — напутствовал солдат офицер. — Осмотритесь, найдите ближайшее укрытие. Медленно отступайте назад и, сняв перчатку с руки, бросайте ее в сторону, затем бросайте вторую, а после выдвигайтесь в ближайшее укрытие.

Солдаты, выстроившись на плацу, завороженно следили за тем, как майор, пытаясь в лицах представить ситуацию встречи с хищником, снимал с себя перчатки и кидал их в сторону шеренги. Кто-то тоскливо смотрел в небо, где в этот момент в воздух взмыл Ил-76, увозивший с острова дембелей.

Скрасить тяготы и лишения арктической службы хорошо помогает сытный обед. Питание у солдат и офицеров здесь усиленное, по специальным арктическим нормам. На выбор два первых и два вторых блюда, салат-бар со свежими огурцами, помидорами и болгарским перцем, кроме того, каждому дали по яблоку.

Все вкусно и сытно, почти как дома. К слову, овощи и фрукты здесь завозят «почтовиками» — самолетами, которые, если позволяет погода, раз в неделю прилетают на остров.

Любимое блюдо — по признанию начальника продслужбы майора Дмитрия Баранова — котлеты с картошкой или пельмени, которые лепятся вручную по большим праздникам.

— Не получается на такое количество людей делать пельмени регулярно, процесс, как вы понимаете, очень трудоемкий, — пояснил Баранов.

Затем парням показали казарменный быт, а также зимнюю и летнюю полевую форму, в которой они будут служить. Летняя форма — это стандартный набор ВКПО (всесезонный комплект полевого обмундирования), или так называемая «зеленая цифра».

Зимняя — создана специально для арктических холодов. Это утепленные зимние сапоги с нескользящей подошвой, теплые штаны, куртка со специальной мембраной, которая помогает удерживать тепло и выводит лишнюю влагу, на лице специальная маска.

— Когда дует ветер до 30 метров в секунду и температура на улице -20, в сумме это ощущается как -50. Маска на лице помогает не обморозить щеки и нос, а комплект — выполнять поставленные задачи, — по-армейски объясняет один из офицеров.

К слову, солдаты больше любят именно арктическую расцветку, а не стандартный ВКПО. Дело даже не в том, что она лучше держит тепло. Для военнослужащих на Новой Земле «арктическая цифра» — это отличительный признак принадлежности к армейской элите, к примеру, как голубой берет для десантника.

Новобранцы прибыли на Новую Землю.

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ…

Сейчас на Новой Земле работает отряд из 94 военнослужащих 12-го Главного управления Минобороны РФ (ГУ МО), который вычищает архипелаг от наследия прошлого. Государство подчеркивает значимость сохранения уникальной экосистемы Заполярья и выделяет для этого большие деньги. «Генеральная уборка» Арктики началась в 2010 году.

Предстоит проделать очень большой объем работы, ведь «наследие» здесь досталось очень тяжелое. Ядерный полигон на архипелаге начал действовать с 1954 года. Почти за 40 лет на нем было проведено 132 ядерных взрыва, причем взрывали мегатонные заряды в небе, на море, под водой, на земле и под землей.

Здесь была испытана «царь-бомба», или, как ее еще называют, «кузькина мать» Никиты Хрущева — экспериментальная авиационная водородная бомба мощностью около 58 мегатонн.

На остров доставлялась армейская техника, свозилось большое количество различного рода конструкций, а также огромными бочками на кораблях доставлялось топливо, чтобы вся эта техника могла ездить, а дома отапливаться.

Испытания на полигоне не проводятся уже 27 лет. Сейчас ржавые остовы машин вперемешку с огромными пустыми бочками из-под топлива, ржавыми металлоконструкциями и прочим хламом «украшают» набережную поселка Белушья Губа.
Здесь находится специальный полигон по сбору металлолома. В общем, пора «разбрасывать камни» закончилась. Насупило время их собирать, или, как здесь говорят — проводить экологическую очистку.

Под этим благозвучным названием скрывается тяжелый труд по сбору и резке металла, рекультивации земель, подрыву зданий, пришедших в полную негодность. Всего за сезон предстоит собрать и вывезти более 2 тысяч тонн металлолома, рекультивировать 11,5 гектара территории и снести 59 зданий.

Несмотря на то, что Новая Земля — ядерный полигон, радиационный фон здесь не больше, чем в Москве. Железки обязательно проверяют на радиацию, но еще ни разу счетчик не начинал угрожающе трещать.

  • Подвозят металлолом на армейских «КамАЗах», в кузовах которых ставят распиленные бочки от ГСМ.
  • — Это для удобства транспортировки, чтобы больше мелкого мусора входило, — поясняют военные.
  • Для транспортировки более увесистых грузов, таких как остовы старых вездеходов, используются тягачи ДТ-10.

Лучший друг утилизатора — циркулярная пила. Бойцы, вооружившись этими агрегатами, с азартом режут металл на части.

— Наша задача — очистить Арктику, и с этой задачей мы справляемся. Много уже сделали. Объемы, конечно, большие, но все выполнимо. Работать мы здесь будем до октября. Потом поедем домой, — рассказал один из военнослужащих отряда по экологической очистке Александр Дугаров.

Разрезанный металл ребята относят к прессу для пакетирования металлолома. Минута — и бесформенная груда становится брикетом. Их аккуратно складывают на специальных площадках, чтобы потом загрузить на корабль и отправить на Большую землю.

Старые здания сносят проверенным армейским методом — взрывают при помощи противотанковых мин. Вот саперы готовятся к подрыву заброшенной трехэтажки рядом с военным аэродромом «Рогачево».

— Конечно, такие здания сносить необходимо. Во-первых, они очень ветхие, а во-вторых, заброшенные помещения начинают обживать дикие животные. К примеру, неподалеку мы сносили пятиэтажки. В них белые медведи вообще себе роддом устроили. Это, как понимаете, небезопасно для окружающих, — поясняет командир саперов полковник Андрей Соколов.

По прогнозам военных, очистить от железного хлама поселки на Новой Земле удастся лет за семь.

Военные на Новой Земле больше любят арктическую расцветку.

ОСТРОВ ПАТРИАРШИЙ

Командировка на Новую Землю запомнилась еще одним значимым событием.

Прилетевший на архипелаг епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков освятил поклонный крест на небольшом скалистом островке на входе в бухту Белушей Губы.

Владыка, чья епархия является самой северной в России, частый гость в арктических широтах. Он регулярно ездит по воинским частям, проводит службы, освящает построенные церкви.

Грузимся на буксир и около получаса добираемся до маленького островка, где с буксира можно увидеть многометровый крест.

Подойти ближе на судне нельзя из-за мелководья, поэтому владыка пересаживается на небольшую надувную лодку. На островке хозяевами являются многочисленные чайки.

Они тревожно кричат, боясь, что люди потревожат их гнезда. После проведения обряда освящения у епископа от радости светятся глаза.

— Благодать-то какая! Большое дело мы с вами, ребятки, сделали, — говорит владыка, обращаясь ко всем, кто находится на буксире. — Этот крест — как дань памяти погибшим здесь во время Великой Отечественной войны, а также как символ присутствия России в арктических широтах.

Владыка рассказал, что остров уже наречен Патриаршим — и это название вскоре появится на всех лоциях.

* * *

У человека, побывавшего на Новой Земле, уже не закрадывается мысль, для чего же нужно терпеть жесткие арктические холода, не видя солнца по нескольку месяцев, расчищать землю от старого хлама, строить новейшие сооружения. Действительно, здесь не конец земли, здесь начало России. Здесь слово «Родина» не пустой звук. И оберегают ее стойкие, мужественные люди, перед которыми в знак уважения хочется снять шляпу.

Источник:

Плюсы и минусы службы на Новой Земле

Территория Российской Федерации находится в нескольких климатических зонах: от субтропиков до арктической зоны. Особую сложность вызывает оборона северных границ государства, расположенных в Арктике.

Несмотря на безлюдность этой местности, она представляет интерес для других стран в связи с обилием полезных ископаемых и биологических ресурсов. Одной из точек, где дислоцируются части арктических войск, является архипелаг Новая Земля. Около половины площади занято ледниками.

Источник: https://avin-kursk.ru/prochee/novaya-zemlya-sluzhba-v-armii-2020-god.html

Сугробное лето с медведями: как военные служат на Новой Земле – МК

Срочная служба на новой земле

НАЧАЛО СЛУЖБЫ

Путь на Новую Землю для призывников начинается со сборного пункта в Архангельске. Здесь все происходит, как и в любом другом сборном пункте по всей России: призывники проходят медкомиссию, получают электронный военный билет, переодеваются в форму. Затем следуют проводы с торжественными речами, плачущими родственниками, девушками, которые обещают ждать…

А дальше все зависит от погоды — она на архипелаге капризна как ребенок. Ждать подходящих для вылета метеоусловий иногда можно неделями. Пацаны, уже получившие воинское звание рядовой, особо не переживали, шутили: солдат спит — служба идет.

На этот раз «добро» от небесной канцелярии было получено относительно быстро — всего через три дня.

Работяга Ил‑76, на котором новобранцам предстояло отправиться к месту службы, выкатился на «взлетку» и опустил рампу. В это время над аэродромом сгустились тучи — и хлынул дождь.

Накинув капюшоны зимних курток, ребята, которые к тому времени уже выстроились перед Илом в три шеренги, с тревогой заглядывали в брюхо военно-транспортного монстра.

Было заметно их волнение: подавляющее большинство из них до этого дня на самолетах вообще не летали, а если и летали, то гражданскими, оснащенными обычными креслами. Здесь же перед ними стоял двухпалубный транспортник, внутри которого они увидели нескончаемые ряды скамеек вдоль бортов и даже под крышей…

— Я вообще на самолете только один раз летал. В Турцию, — улыбается один из новобранцев — Глеб Огородников. — Здесь все по-другому. Сиденья другие, да и вообще…

Глеб рассказал, что о своем месте службы практически ничего не знает. Он, коренной архангелогородец, дома его ждут семья и любимая девушка.

— Думаю, на Новой Земле будет похолоднее, чем в Архангельске, — предположил он. — На службе, говорят, много маршировать придется, а еще говорят, там белого мишку можно увидеть…

Вместе с молодым пополнением на Новую Землю отправлялся и епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков. Владыка летел на архипелаг, чтобы освятить крест, установленный военными на небольшом островке, названном Патриаршим.

— Ничего, ребятки, дождь нам в помощь, — успокаивал священнослужитель.

Перед самым вылетом владыка провел службу и прямо под дождем окропил ребят еще и святой водой.

Раздалась команда на посадку. Пассажиры Ил‑76 поудобнее расселись на непривычно жестких сиденьях, заняв все места, и самолет, тяжело разбежавшись по полосе, взял курс на Новую Землю.

Питание у солдат и офицеров здесь усиленное, по специальным арктическим нормам. Александр Степанов

БЕЛЫЕ МЕДВЕДИ И АРКТИЧЕСКАЯ «ЦИФРА»

Попадая на архипелаг, понимаешь, насколько все же огромна наша страна. Вылетел ты вроде из холодного, но лета, а приземлился в теплую, но зиму. Первое, что бросается в глаза на Новой Земле, — сугробы в человеческий рост рядом со взлетной полосой.

— Хорошее у вас лето, малосугробное, — пошутил один из офицеров, прилетевших из Москвы.

По словам встречающих, обычно к этому времени снег уже сходит, однако аномально холодное лето выдалось и на архипелаге. Май и июнь «порадовали» сильнейшими ветрами, снегом и другими погодными катаклизмами.

На Новой Земле новобранцев встретил командир Центрального полигона полковник Андрей Синицын.

— Здесь не конец земли, здесь начинаются величайшие просторы нашего государства.

Я уверен, что весь личный состав, прибывший на доукомплектование Центрального полигона, с честью и достоинством выполнит свой воинский долг и все живые-здоровые вернутся к своим родным и близким.

Еще раз поздравляю вас с прибытием на Центральный ордена Ленина и ордена Суворова полигон Российской Федерации, — поприветствовал молодое поколение офицер.

Затем ребят посадили в «КамАЗы» и повезли в поселок Белушья Губа, который считается столицей Новой Земли. Здесь в первый день заполярной службы их познакомили с армейским бытом и спецификой местной жизни.

Особенностей, конечно, здесь хоть отбавляй. Полярный день, к примеру, длится 90 дней, а полярная ночь — 70. Погожий солнечный день — большая редкость. Как правило, небо затянуто тяжелыми, свинцовыми тучами.

Климат суровый, морозы зимой, бывает, доходят до -40 градусов, а с учетом сильного ветра, который дует здесь практически постоянно, выдерживать их очень сложно. Рассказывают, что одного из офицеров, который вышел на улицу, когда там бушевала буря, буквально тут же сдуло как пушинку.

Он чудом уцепился за трубу рядом со зданием и повис на ней, как флаг. Хорошо, что помощь подоспела вовремя. С трудом его затащили в безопасное место. Руки сорвал в кровь, но жив остался и после лечения продолжил службу. Поэтому при сильных ветрах выходить из зданий категорически запрещено.

Умеренным здесь считается ветер до 25 метров в секунду. На такие порывы, как правило, внимания не обращают и даже водят детей в садик.

Представляют опасность хозяева острова — белые медведи. Конечно, в зоопарке эти животные, занесенные в Красную книгу, вызывают только возгласы умиления, но на Новой Земле представляют смертельную угрозу.

Поэтому прибывших на архипелаг обучают необходимым мерам безопасности при встрече с этим арктическим хищником. Ликбез был прочитан и вновь прибывшим бойцам.

Первое правило — поодиночке никогда и никуда не ходить.

— При встрече с белым медведем нельзя делать резких движений, — напутствовал солдат офицер. — Осмотритесь, найдите ближайшее укрытие. Медленно отступайте назад и, сняв перчатку с руки, бросайте ее в сторону, затем бросайте вторую, а после выдвигайтесь в ближайшее укрытие.

Солдаты, выстроившись на плацу, завороженно следили за тем, как майор, пытаясь в лицах представить ситуацию встречи с хищником, снимал с себя перчатки и кидал их в сторону шеренги. Кто-то тоскливо смотрел в небо, где в этот момент в воздух взмыл Ил-76, увозивший с острова дембелей.

Скрасить тяготы и лишения арктической службы хорошо помогает сытный обед. Питание у солдат и офицеров здесь усиленное, по специальным арктическим нормам. На выбор два первых и два вторых блюда, салат-бар со свежими огурцами, помидорами и болгарским перцем, кроме того, каждому дали по яблоку.

Все вкусно и сытно, почти как дома. К слову, овощи и фрукты здесь завозят «почтовиками» — самолетами, которые, если позволяет погода, раз в неделю прилетают на остров.

Любимое блюдо — по признанию начальника продслужбы майора Дмитрия Баранова — котлеты с картошкой или пельмени, которые лепятся вручную по большим праздникам.

— Не получается на такое количество людей делать пельмени регулярно, процесс, как вы понимаете, очень трудоемкий, — пояснил Баранов.

Затем парням показали казарменный быт, а также зимнюю и летнюю полевую форму, в которой они будут служить. Летняя форма — это стандартный набор ВКПО (всесезонный комплект полевого обмундирования), или так называемая «зеленая цифра».

Зимняя — создана специально для арктических холодов. Это утепленные зимние сапоги с нескользящей подошвой, теплые штаны, куртка со специальной мембраной, которая помогает удерживать тепло и выводит лишнюю влагу, на лице специальная маска.

— Когда дует ветер до 30 метров в секунду и температура на улице -20, в сумме это ощущается как -50. Маска на лице помогает не обморозить щеки и нос, а комплект — выполнять поставленные задачи, — по-армейски объясняет один из офицеров.

К слову, солдаты больше любят именно арктическую расцветку, а не стандартный ВКПО. Дело даже не в том, что она лучше держит тепло. Для военнослужащих на Новой Земле «арктическая цифра» — это отличительный признак принадлежности к армейской элите, к примеру, как голубой берет для десантника.

Новобранцы прибыли на Новую Землю. Александр Степанов

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ…

Сейчас на Новой Земле работает отряд из 94 военнослужащих 12-го Главного управления Минобороны РФ (ГУ МО), который вычищает архипелаг от наследия прошлого. Государство подчеркивает значимость сохранения уникальной экосистемы Заполярья и выделяет для этого большие деньги. «Генеральная уборка» Арктики началась в 2010 году.

Предстоит проделать очень большой объем работы, ведь «наследие» здесь досталось очень тяжелое. Ядерный полигон на архипелаге начал действовать с 1954 года. Почти за 40 лет на нем было проведено 132 ядерных взрыва, причем взрывали мегатонные заряды в небе, на море, под водой, на земле и под землей.

Здесь была испытана «царь-бомба», или, как ее еще называют, «кузькина мать» Никиты Хрущева — экспериментальная авиационная водородная бомба мощностью около 58 мегатонн.

На остров доставлялась армейская техника, свозилось большое количество различного рода конструкций, а также огромными бочками на кораблях доставлялось топливо, чтобы вся эта техника могла ездить, а дома отапливаться.

Испытания на полигоне не проводятся уже 27 лет. Сейчас ржавые остовы машин вперемешку с огромными пустыми бочками из-под топлива, ржавыми металлоконструкциями и прочим хламом «украшают» набережную поселка Белушья Губа.

Здесь находится специальный полигон по сбору металлолома. В общем, пора «разбрасывать камни» закончилась. Насупило время их собирать, или, как здесь говорят — проводить экологическую очистку.

Под этим благозвучным названием скрывается тяжелый труд по сбору и резке металла, рекультивации земель, подрыву зданий, пришедших в полную негодность. Всего за сезон предстоит собрать и вывезти более 2 тысяч тонн металлолома, рекультивировать 11,5 гектара территории и снести 59 зданий.

Несмотря на то, что Новая Земля — ядерный полигон, радиационный фон здесь не больше, чем в Москве. Железки обязательно проверяют на радиацию, но еще ни разу счетчик не начинал угрожающе трещать.

Подвозят металлолом на армейских «КамАЗах», в кузовах которых ставят распиленные бочки от ГСМ.

— Это для удобства транспортировки, чтобы больше мелкого мусора входило, — поясняют военные.

Для транспортировки более увесистых грузов, таких как остовы старых вездеходов, используются тягачи ДТ-10.

Лучший друг утилизатора — циркулярная пила. Бойцы, вооружившись этими агрегатами, с азартом режут металл на части.

— Наша задача — очистить Арктику, и с этой задачей мы справляемся. Много уже сделали. Объемы, конечно, большие, но все выполнимо. Работать мы здесь будем до октября. Потом поедем домой, — рассказал один из военнослужащих отряда по экологической очистке Александр Дугаров.

Разрезанный металл ребята относят к прессу для пакетирования металлолома. Минута — и бесформенная груда становится брикетом. Их аккуратно складывают на специальных площадках, чтобы потом загрузить на корабль и отправить на Большую землю.

Старые здания сносят проверенным армейским методом — взрывают при помощи противотанковых мин. Вот саперы готовятся к подрыву заброшенной трехэтажки рядом с военным аэродромом «Рогачево».

— Конечно, такие здания сносить необходимо. Во-первых, они очень ветхие, а во-вторых, заброшенные помещения начинают обживать дикие животные. К примеру, неподалеку мы сносили пятиэтажки. В них белые медведи вообще себе роддом устроили. Это, как понимаете, небезопасно для окружающих, — поясняет командир саперов полковник Андрей Соколов.

По прогнозам военных, очистить от железного хлама поселки на Новой Земле удастся лет за семь.

Военные на Новой Земле больше любят арктическую расцветку. Александр Степанов

ОСТРОВ ПАТРИАРШИЙ

Командировка на Новую Землю запомнилась еще одним значимым событием.

Прилетевший на архипелаг епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков освятил поклонный крест на небольшом скалистом островке на входе в бухту Белушей Губы.

Владыка, чья епархия является самой северной в России, частый гость в арктических широтах. Он регулярно ездит по воинским частям, проводит службы, освящает построенные церкви.
Александр Степанов Грузимся на буксир и около получаса добираемся до маленького островка, где с буксира можно увидеть многометровый крест.

Подойти ближе на судне нельзя из-за мелководья, поэтому владыка пересаживается на небольшую надувную лодку. На островке хозяевами являются многочисленные чайки.

Они тревожно кричат, боясь, что люди потревожат их гнезда. После проведения обряда освящения у епископа от радости светятся глаза.

— Благодать-то какая! Большое дело мы с вами, ребятки, сделали, — говорит владыка, обращаясь ко всем, кто находится на буксире. — Этот крест — как дань памяти погибшим здесь во время Великой Отечественной войны, а также как символ присутствия России в арктических широтах.

Владыка рассказал, что остров уже наречен Патриаршим — и это название вскоре появится на всех лоциях.

Белушья Губа. Александр Степанов

* * *

У человека, побывавшего на Новой Земле, уже не закрадывается мысль, для чего же нужно терпеть жесткие арктические холода, не видя солнца по нескольку месяцев, расчищать землю от старого хлама, строить новейшие сооружения. Действительно, здесь не конец земли, здесь начало России. Здесь слово «Родина» не пустой звук. И оберегают ее стойкие, мужественные люди, перед которыми в знак уважения хочется снять шляпу.

Источник: https://www.mk.ru/politics/2017/07/05/sugrobnoe-leto-s-medvedyami-kak-voennye-sluzhat-na-novoy-zemle.html

В конце декабря сотрудника Фонда борьбы с коррупцией Руслана Шаведдинова принудительно отправили отбывать срочную службу в воинскую часть 23662 на Новой Земле. Корреспондент сайта Север.Реалии пообщался со служившими на архипелаге в армии и живущими там гражданскими.

Архипелаг Новая Земля. Рогачево

Сотрудника ФБК Руслана Шаведдинова полиция насильно увезла из дома 23 декабря. Накануне задержания мобильный оператор Yota отключил сим-карту Руслана, чтобы он не смог связаться с адвокатами. Дома у него провели обыск и вынесли часть техники (в том числе телевизор). Самого Руслана увезли в неизвестном направлении.

Руслан Шаведдинов

Нашли его спустя сутки. Несколько телеграм-каналов опубликовали видеозапись, где Руслана сажают в микроавтобус с надписью VIP. В этот же день оппозиционер Алексей Навальный сообщил, что его отправили служить на Новую Землю, в войсковую часть 23662.

Руслана Шаведдинова увозят в армию

“Похоже, что план по изоляции нашего Руслана составлял лично Путин. Задействованные силы и средства впечатляют”, – написал Навальный в твиттере.

– Да, я читал о нем. Он попал в ту же часть, что и я. 33-й зенитно-ракетный полк, – рассказывает Виктор, солдат-срочник, который закончил службу на Новой Земле этим летом.

На руках у него военный билет, в котором прописан номер части 23662 – это та же самая часть, куда силой отправили служить Руслана Шаведдинова. Но поговорить о службе на Новой Земле он согласился, не называя настоящего имени и фамилии.

С высоты это очень красиво. А когда приезжаешь – там свалка

– Я буду говорить анонимно. Если я что-то не то вякну, то они тоже могут гадостей наделать. Я так рисковать не хочу, – говорит Виктор и поясняет: его комиссовали досрочно, и он опасается, что каким-то образом комиссариат захочет его вернуть обратно.

– Меня морозило от этого места. Руслана, наверное, тоже морозит. Лучший момент – это когда летишь туда на самолете. С высоты это очень красиво: бирюзовый-бирюзовый лед, арктическая пустыня и снежные горы. А когда приезжаешь – там свалка огромная. Просто мусор.

И ходи, срочник, убирай эту ерунду.

Жизнь с “вариантами”

Девять месяцев зимы и три месяца лета. Морозы до минус сорока. Ураганный ветер и метели. Так живут на Новой Земле, архипелаге в Северном Ледовитом океане.

Это два больших острова – Северный и Южный, и два населенных пункта – Белушья губа и Рогачёво. По последней переписи там живет 2429 человек. В основном, это семьи военных.

Коренное население (ненцев) полностью выселили с островов в середине 1950-х.

Белушья Губа, поселок на Новой Земле

С 1954 года на Новой Земле проходили испытания ядерного оружия. Именно тут взорвали 58-мегатонную “Царь-бомбу”. Всего за время существования ядерного полигона (до 1990 года) на архипелаге было произведено 132 ядерных взрыва. Полигон действует и сегодня. Но его используют для неядерных экспериментов и “для обеспечения надежности, боеспособности и безопасности хранения ядерных боеприпасов”.

– Там сейчас получше намного стало, нормально все живут, так-то. Пайки отменили всем военным по стране, а там паек дается. В столовой питаешься или паек на руки получаешь раз в сутки, – рассказывает о жизни на Новой Земле бывший военный Петр Сыров. – Я 25 лет прожил на Новой Земле. Отслужил, получил квартиру, уехал.

Сыров уехал с Новой Земли в 2013 году. За 25 лет там он привык и к ураганным ветрам, и к белым медведям. Почти каждую историю о жизни на архипелаге он заканчивает фразой “нормально” и “жить можно”, будто пытаясь убедить, что и так и должно быть.

Если нужно, тебя вызовут, приедет вездеход специальный

В этих “нормальных” условиях живут и семьи военных, многие из которых с детьми. По словам Петра, для детей там есть вся необходимая инфраструктура и им тоже “жить можно”.

Для школьников даже продумана система домашнего обучения в случае “вариантов” – так на Новой Земле называют сильные арктические ветра.

В зависимости от силы ветра “варианту” присваивается номер, и об этом тут же объявляется по радио и телевизору.

– И школы, и детский сад, и бассейн, и кафе “Сказка” для детей есть. Но единственное, когда “варианты” начинаются. Третий, второй и самый страшный первый. Об этом по телевизору с утра объявляют. В школу не идут уже по второму “варианту”. Детям тогда все задания даются по телевизору.

Они их записывают и занимаются так, – рассказывает Петр. – А по первому варианту вообще никто из дома не выходит. Все сидят дома. Если нужно, тебя вызовут, приедет вездеход специальный. Вызовут, выйдешь, сядешь и поедешь. Если в тундре застал первый “вариант” – тоже стоишь, ждешь, пока немного прояснится.

Это частенько у меня было такое. И обмораживался, и остальное. Ну ничего. Живой.

Петр Сыров

Насовсем там никто не остается. Петр вспоминает, что дольше всех прожил на архипелаге его знакомый ненец по прозвищу Полковник. Он там родился и прожил почти всю жизнь, пока его не переселили в Архангельск. Жив он сейчас или нет, Сыров не знает.

Те, кто начинают ныть, там долго не держатся

В разговоре он несколько раз подчеркивает, что скучает по архипелагу и совсем не прочь туда вернуться. Мороз его не пугает, говорит, что в том же Архангельске куда холоднее. Единственное, что плохо, – так это ветер. За время своей жизни на архипелаге он видел такой ветер, “от которого даже собаки летали”. Но и к этому военный, судя по всему, привык.

– Поначалу, конечно, дико, года два. Потом все отлично. Даже сейчас назад тянет. Ничего такого страшного там нет. Те, кто начинают ныть, там долго не держатся. А те, кто находит для себя что-то, там нормально живут, долго.

Я кроме того, что служил по точкам, по вертолетным площадкам, еще занимался охотой и рыбалкой. Так что вот так. Жить нормально.

Я бы туда еще уехал жить, лет на пять, – заканчивает Петр и предлагает обязательно съездить на Новую Землю.

“Подзаживет, и обратно на мороз”

Виктора, как и других срочников, отправляли на Новую Землю после курса молодого бойца и присяги в Северодвинске. Он поражается, как быстро доставили в часть Руслана – обычно после распределения можно неделями ждать хорошей погоды и рейса до Новой земли.

Военный билет Виктора

– Я ждал рейса больше недели. Даже начальство два или три дня рейса ждали. Все дело в погоде. Там и ветра, и снег. В плохую погоду самолет не полетит, может брякнуться. Когда мы туда летели, у нас самолет немного потряхивало, – вспоминает Виктор. – Рейсы совершались раз или два в неделю при нормальной погоде. А иногда их вообще не было.

Даже если юристы ФБК смогут оспорить призыв Руслана в армию, то быстро вернуться на большую землю у него вряд ли получится. Ветер там зимой такой, “что люди летают, когда на улицу выходят”.

– На Новую Землю много шлют таких людей, у которых папы-мамы нет. Ну короче, сироты. Там такое распределение. Почему сирот? Ну потому что ныть не будут. Кому они будут жаловаться на плохие условия? Вот их на Новой Земле и много, – рассказывает Виктор. – Многие из них на этаже у полковника Денисова. Он нормальный. С ним разговаривать можно. Он выслушает.

Об остальных офицерах военной части на Новой Земле бывший срочник вспоминает без теплоты. Виктор упоминает случай, когда лейтенант несколько раз ударил “в душу” дневального, который не услышал команду “смирно”. А из контрактников, по его словам, самыми адекватными были те, кто участвовал в боевых действиях:

Дорога к столовой у нас называлась “дорогой смерти”

– Контрактник контрактнику рознь. Были которые воевали, подписывали контракты в ЧВК. В Сирии которые были. Они рассказывали, что да как. Все это такое страшное. Такие люди – нормальные. Уважают как человека, не говорят как с дерьмом. Они знают, что к чему.

По Новой Земле Виктор, в отличие от Петра, совсем не тоскует, но тоже успел привыкнуть к местному климату. Как и Петр, он вспоминает про летающих собак и вдобавок рассказывает про летающих срочников.

– Дорога к столовой у нас называлась “дорогой смерти”. Она очень длинная, и там ветер очень сильный дует. Просто запредельный. И людей сносит, и собаки летают. Парни часто прикалывались, когда шли по этой дороге. Идут, за ремни держатся. Ветер подул, они прыгнули и полетели обратно, – смеется Виктор.

Казарма на Новой Земле

Такие развлечения да бирюзовый лед с высоты самолета – вот и все хорошие воспоминания, оставшиеся с Новой Земли.

– В этом здании мы жили, – Виктор показывает фотографии из статьи “Новая земля, любимая земля” – два ярких панельных дома, которые могли бы стоять в любом спальном районе России. – Ты выходишь из этого здания, смотришь вдаль – и шагов через 30–40 там везде мусор. Не видно даже горизонта. Всё в мусоре.

Мы туда сразу после курса молодого бойца прилетели, были просто как уборщики

Основное занятие призывников на Новой Земле – как раз уборка этого мусора. Вместо оружия солдатам давали лопату и пластиковый мешок.

– У нас учебки не было. Мы туда сразу после курса молодого бойца прилетели. Так что, были просто как уборщики. Вот я и думал: “Да на фиг такая служба нужна?” Особенно когда тебя там гнобят контрактники, типа “ты на фиг никому не нужен”. Странно это, конечно, слышать от людей, которые там держатся за 30–40 тысяч и больше ничего в жизни не достигли.

Весь мусор из военных частей и поселков свозят на открытые свалки. Потом сильный ветер разносит его по всему архипелагу.

– Там ещё было место, – Виктор показывает фото с военной техникой, место, похожее на боевое дежурство. – Вот тут контрактники привезут себе еды. И им ведь все равно. Они далеко ходить не будут, просто выкинут все, что осталось, на улицу. А “сраный” срочник будет ходить по морозу и убирать.

Медведи рядом с поселком на архипелаге

Чтобы решить мусорную проблему, на архипелаге к 2020 году построят установку для сжигания мусора.

Пока что мусор собирают не только солдаты срочной службы, но и белые медведи, которые питаются людскими отходами. Они нередко подходят вплотную к домам и даже заходят в подъезды.

В прошлом году в поселке Белушья Губа даже пришлось объявить режим ЧС. Около полусотни медведей были замечены в районе поселка.

Машины с мусором на свалку приезжают, медведи тут же как крысы набегают

– Летом медведи почти не приходят к поселкам. Они все на свалках. Там, где весь мусор основной. Они там кушают то, что остается. Машины с мусором на свалку приезжают, медведи тут же как крысы набегают. Машин они уже не боятся, – рассказывает Виктор. – А зимой они выходят, потому что машины на свалки не ездят. Они сами ищут еду и, ясное дело, заходят туда, где есть люди.

Зимой, когда на улице мороз, ветер и медведи, на уборку никого не отправляют, и большую часть времени солдаты просто сидят в казармах. На улицу выходили только до столовой или чтобы покурить, вспоминает Виктор:

– Говорили, что у одного парня аллергия была на мороз. И у него прям кожа гнила. Он, вроде бы, все еще служит, уже немного осталось. Ему там медики мазали чем-то и все. Подзаживет, и обратно на мороз.

Невроз “тоска по дому”

Место службы для Руслана Шаведдинова выбрали в “соответствии с результатами медицинского освидетельствования и группы профессиональной пригодности”, отчитался московский комиссариат. У сотрудника ФБК нет телефона. Ему выдали банковскую карту, которую он не может активировать. А все его письма разворачивают обратно, потому что военная часть закрытая.

“Только что звонил Руслан. Он был на громкой связи с двумя офицерами при нем. Телефона у него по-прежнему нет и взять его негде. Он требует его письменно, так же как и допустить к нему адвоката, но на все его требования получает письменные отказы”, – сообщила пресс-секретарь ФБК Кира Ярмыш.

Рогачево, архипелаг Новая Земля

Вряд ли такие условия добавляют Руслану желания служить на Новой Земле. Впрочем, нет его и у многих из тех, кто попадает туда без обыска и похищения, а просто из военкомата, после присяги и курса молодого бойца.

Как вспоминает Виктор, многие из его призыва досрочно уезжали с Новой Земли. Причем не из-за гниющей кожи или других проблем со здоровьем, а по “17-й статье” (17-я статья расписания болезней в положении “О военно-врачебной экспертизе. – СР). В армии ее называют “тоска по дому”.

Никто обратно тебя не повезет. Им легче списать и домой отправить

По этой статье комиссуются солдаты, которые так и не смогли адаптироваться к службе в армии. То есть испытывают страх, тревогу и другие неврозы, которые чаще всего и вызваны нахождением в армии.

Для подтверждения диагноза солдат отправляют в госпиталь и потом комиссуют по состоянии здоровья. Причина комиссации в военном билете не указывается.

Единственное ограничение, которое ждет в таком случае, – запрет на работу в силовых структурах.

– Отправляют в больницу, типа на прохождение лечения. А там уже и дураку понятно, что на фиг ты им нужен. Никто обратно тебя не повезет.

Им легче списать и домой отправить, – рассказывает Виктор, который и сам прошел эту процедуру. – Лежат-то все нормальные люди, просто они не хотят служить. На фиг им эта служба нужна.

Пролежал там пару недель и все, грубо говоря, едешь домой. Зачем тратить год жизни непонятно зачем и непонятно на что?

Источник: https://www.severreal.org/a/30376699.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.